Жить завтра…

Чтобы следить за обновлением блога, оформите подписку на электронную почту или RSS!

156

Я обещала вам статью. И пусть вы ждали обещанного больше месяца, но я слово держу. Перед прочтением несколько советов: особо впечатлительным иметь носовой платок под рукой, откройте сердце и забудьте на несколько минут о том, что есть бессовестные люди, которые наживаются на чужом горе, на больных детях. Просто читайте и думайте — помочь может каждый, главное, выбрать как и чем.

Итак, Наталия Манько:

—————

Жизнь этих семей словно невидимой стеной разделена на две части. ДО — наполненная светом, планами на будущее, мелочными хлопотами и переживаниями. ПОСЛЕ — в непрерывном кошмаре, за гранью психологических и физических сил, в нестерпимой боли, страхе и борьбе отчаяния с надеждой… После — это когда живешь уже не завтрашним днем и даже не следующим часом, а сию минуту, потому что завтра уже может не быть… Незримая непроницаемая стена, разделяющая эти две жизни, называется РАК.

Беда, с которой в глобальном масштабе борется весь мир, в нашей украинской действительности становится личной ношей одного маленького человечка и его близких. Три составляющие успеха, позволяющие в развитых странах иметь успех до 90% случаев, — квалифицированный персонал, современное оборудование и эффективные лекарства — маленьким онкологическим пациентам в нашей стране подчас недоступны.

Цифры, за которыми — жизни…

По данным Международной конфедерации организаций родителей детей, больных раком (ICCCPO), в связи с отсутствием доступа к современному лечению, ежегодно от рака умирает до 100 000 детей в мире. Ежедневно рак убивает 250 детей, которых можно было бы спасти.

В США и Европе уровень 5-летней выживаемости детей с основными формами злокачественных новообразований составляет 65-70%. В России выживает 50% детей, больных раком. В Украине соответствующий показатель — 40%, каждый четвертый ребенок умирает в течение первого года после установления диагноза.

Во многом это обусловлено тем, что только 75% детей с онкозаболеваниями получают специализированное лечение, соответствующее международным стандартам.

По данным Центра медицинской статистики МЗ Украины и Национального канцер-регистра, в Украине ежегодно регистрируется около 1000 новых случаев опухолей и лейкозов у детей в возрасте до 14 лет, что составляет 10-12 больных на 100 тысяч детского населения. Эти показатели несколько выше, чем в Российской Федерации (9,7) и ниже (за счет недовыявления), чем в США и европейских странах (14-15). В структуре смертности детей до 14 лет в Украине онкологические заболевания занимают пятое место, в развитых странах Запада — выше десятого.

Государство бессильно?

Сегодня в Украине действует постановление КМУ от 19 июля 2006г под № 983, «Об утверждении Государственной программы «Детская онкология» на 2006-2010гг». В нем написано об увеличении количества «онкобольных детей»; о 40% успешного лечения наших детей (мировой показатель 65-90%); о ранней диагностике и новых методах лечения; о нехватке специалистов и их подготовке; о нехватке медицинского оборудования и лекарств; о недостаточном бюджетном финансировании; об обеспечении бесплатным лечением больных детей; о привлечении общественных организаций и СМИ к вопросам «детской онкологии». Ориентировочный фонд данной программы составляет 350 млн. грн.

К сожалению, добрые намерения державных мужей остаются преимущественно на бумаге.

Самый главный и болезненный вопрос — отсутствие современного оборудования. Ведь если оно будет высококачественным, то врачи могли бы вовремя предупредить опухоль и вылечить ее. Но средняя цена на одно медицинское устройство колеблется в районе 3-10 миллионов долларов. Например, невысококлассный линейный ускоритель обойдется в 3-6 миллионов у. е., гамма-нож — в 5 миллионов у. е., компьютерный томограф — в 2-10 миллионов у. е. Из-за отсутствия необходимого оборудования многих онкобольных детей вовсе нельзя спасти в Украине. В нашей стране не проводится неродственная трансплантация костного мозга, без чего не излечить многих больных гематологическими заболеваниями. В Украине отсутствует установка «Гамма-нож», позволяющая держать под контролем развитие злокачественных образований головного мозга. Путь в зарубежные клиники для наших маленьких соотечественников весьма непрост. Первым препятствием становится стоимость лечения, которая исчисляется десятками или даже сотнями тысяч долларов. Потому все просьбы к государству от отчаявшихся людей, столкнувшихся с раком в Украине, заключаются в одном: закупите медицинское оборудование.

Реально сегодня на лечение онкобольного ребёнка в сутки выделятся только 12 гривен в день, включая питание. Дети, рождённые в нашей стране, погибают от злокачественных опухолей и заболеваний крови нередко именно по причине недостаточного финансирования отрасли. Если в других европейских странах, в том числе в России и Беларуси, государство берёт на себя большую часть расходов на дорогостоящее лечение и обеспечивает необходимую консультативную, диагностическую и медицинскую базу, в Украине решение этих проблем ложится, в первую очередь, на плечи родителей и благотворительных организаций. При этом всю необходимую сопроводительную медикаментозную терапию, начиная от дорогостоящих антибиотиков и заканчивая шприцами, родители оплачивают за свой счет. Десятки тысяч гривен утекают, словно вода сквозь пальцы.

На данный момент в Украине функционирует 41 онкологический диспансер и по одной онкологической больнице в городе Киеве и городе Дрогобиче Львовской области, а также 743 онкологических отделения.

В переполненных детских онкологических отделениях лечение маленьких пациентов поставлено на конвейер. О гуманном отношении и бережном подходе к страдающим малышам и к их раздавленным горем родителям, говорить не приходится.

Катастрофически не хватает медицинского персонала по причине очень тяжелой физической и моральной нагрузки, низкой заработной платы и отсутствия жилья. У каждого доктора в среднем по 10 больных, плюс — сложные операции, плюс — бумажная рутина. Одной дежурной медсестре приходится бегать возле, минимум, 30 тяжелобольных детей, лежащих под капельницей.

Из воспоминаний маленькой пациентки Ирины Гавришевой:

На двери палаты белая простынь. Глубокая ночь, но там горит свет. Сквозь простынь просвечивается силуэт женщины, сидящей возле кровати. Она сидит почти неподвижно, только изредка роняет голову на грудь — она не спит уже много суток и иногда усталость одолевает ее. Она проваливается в сон на несколько секунд, но тут же с ужасом просыпается. «Нельзя спать, нельзя! Надо следить» — эти слова она произносит снова и снова. Она сидит возле своей дочки. Возле смертельно больной дочки. Девочка бледная и очень истощенная. Она уже 2 недели не может глотать. А еще с каждым часом нарастает дыхательная недостаточность. Ребенок мучительно умирает от удушья.

А врачи… они признали опухоль неоперабельной. И все что смогли предложить, так это смертельную дозу снотворного «чтоб побыстрее отпустить душу». Врач назвал это «более простым выходом» чтоб не мучалась ни Наташа, ни ее дочка. Наташа отказалась. Она все еще верила, что это не конец, что вот случится чудо и девочка пойдет на поправку. Только вера в это чудо давала ей силы сидеть возле кровати не отрываясь сутками.

Девочка находилась в полусознательном состоянии. От постоянной нехватки кислорода ее сознание туманилось, она то проваливалась в нечто наподобие сна, то тихо стонала. Она почти не разговаривала, на это требовалось слишком много энергии, а взять ее было не откуда. Неделю назад врачи отменили все поддерживающие капельницы. Они посчитали все меры по поддержанию жизни девочки излишними. И теперь девочку мучила не только одышка, но и дикая жажда. Иногда сквозь сон она шептала «вода, вода». Вода мерещилась ей и мечтала она не о том, чтобы выжить, а о том, чтобы утолить невыносимую жажду. Но она этого не могла, по этому лишь беспомощно плакала, когда слышала звук льющейся воды.

Этой ночью девочке было особенно плохо. Она тяжело дышала, а временами переставала дышать на 10-15 секунд. Мать не отрывала взгляда от едва двигавшейся грудной клетки. И тут начался настоящий ад — девочка тяжело вздохнула и… и начала медленно синеть. Дыхание прекратилось… Мать с ужасом смотрела на все более синее лицо. Она знала что делать — она подскочила со стула и стала делать искусственное дыхание «рот в рот». Она не звала никого на помощь, она знала, что это лишено всякого смысла — заведующая отделением запретила все активные вмешательства по поддержанию жизнь. В развитых странах это называется пассивной эвтаназией и считается незаконным, а у нас это зовется заботливо — «отпустить душу». Наташа снова и снова вдыхала воздух в легкие своей дочери. Даже сейчас она верила, что борьба имеет смысл. И через 10 минут девочка сделала несколько самостоятельных вдохов. Но через пол часа снова остановка дыхания. И снова «рот в рот», до головокружения, до потемнения в глазах. И мысль только одна — не упасть, не потерять сознания, ведь дочке так нужен этот воздух, который сама вдохнуть она не может. Борьба продолжалась несколько часов. И когда после очередной остановки дыхания девочка открыла глаза, в них была такая боль. «Мама, оставь меня, не дыши… дай умереть… я так больше не могу» — слова девочки были ели слышны, а на ее глаза наворачивались слезы.

Женщина закрыла лицо руками и отошла. Она слышала, как девочка последний раз тяжело вздохнула и утихла. Наташа рыдала, беззвучно рыдала. А еще кусала губы… до крови, не чувствуя боли. Она сидела, закрыв лицо руками несколько минут, когда вдруг подскочила. На лице у нее была такая решительность… она кинулась к дочке. Она была уже вся синяя, пульса не было. Сердце остановилось. Это был конец. Но мать знала, что еще имеет возможность это изменить. И она кинулась реанимировать дочку. Без эмоций, как робот: 15 нажатий на грудную клетку, 2 вдоха. И так бесконечное число раз. Она не смотрела на время, не думала о том, насколько поврежденным окажется мозг дочки после столь длительной остановки сердца. Она знала одно — она должна реанимировать девочку. И вот делая очередной «вдох» она положила руку девочке на шею и почувствовала пульс. Сердце снова билось!!! Она продолжала искусственное дыхание с таким энтузиазмом, как будто выиграла борьбу с болезнью. Как будто вот сейчас она вернула девочку к жизни, и болезнь уйдет, и ее дочка снова будет здоровой.

Когда девочка пришла в себя, почувствовала во рту вкус крови. Она тогда не знала что это не ее кровь, это кровь ее матери, которая искусала себе губы, наблюдая за умиранием своего ребенка. Девочка знала одно — ее мать вернула ее. Снова сюда, снова в этот мир бесконечного удушья и жажды. В тот момент она почти ненавидела свою мать за это. Она не верила в утопию матери о долгой и счастливой жизни. Она не верила, что эта отвоеванная у смерти ночь имеет хоть какое-то значение.

Но мать… она как будто знала, ради какого будущего она боролась со смертью. Она как будто знала, что пройдет 7 лет, и я скажу ей спасибо за то, что не отпустила мою душу тогда. За то, что благодаря ее фанатичной вере я получила возможность прожить эти 7 лет, несмотря на опухоль. Семь лет тяжелой борьбы с болезнью, но все же сем лет жизни. Мама и сейчас иногда ночами сидит возле меня, наблюдая за дыханием. Она знает, что впереди еще много битв за мою жизнь. Но она так же четко знает, что никогда больше ни на мгновение не отпустит нить моей жизни. Даже если ситуация будет казаться безвыходной. Даже если будет стоять сердце, она не отпустит мою душу…

И один в поле — воин?

Компенсировать брешь в государственной политике родителям приходится собственными силами. Им некогда воевать с чиновниками — борьба за жизнь самых дорогих маленьких человечков происходит ежеминутно. И они отчаянно прикрывают амбразуру собой, пытаясь защитить и спасти своих детей.

На плечи родственника, находящегося рядом с ребенком в стационаре (как правило, мамы), ложится груз не только по уходу за ребенком и его питанию, нужно еще следить за очередностью и количеством вводимых препаратов, менять флаконы с препаратами на капельницах, вести учет, во сколько и какие уколы нужно делать ребенку. Немало мамочек научились быть медсестрами, сами делают уколы своим детям.

Пытаясь самостоятельно оплатить дорогостоящее лечение, семьи доходят до полного обнищания. Чтоб спасти самое дорогое, родители распродают всё своё имущество, порою даже жилье. Нередко привязанные к больному ребенку мамы и папы теряют работу и полностью лишаются каких-либо источников дохода. Для государства эти люди становятся отверженными. А ведь степень внимания, участия, сострадания и гуманного отношения к маленьким онкобольным пациентам и их семьям как нельзя лучше отражает истинную идеологию и моральные принципы страны. Не удивительно, что реальное положение дел в детской онкологии стыдливо замалчивается и уводится от публичного обсуждения.

Из воспоминаний маленькой пациентки Ирины Гавришевой:

«Опять, неужели опять!!!» — крик тети Светы разносился по коридору. Я видела, как тетя Света стоит возле своей палаты и лезет на стену… в прямом смысле слова. Она обдирала пальцы до крови, кровавые полосы оставались на окрашенной стене… А тетя Света все продолжала хвататься ногтями за ровную стену, пытаясь залезть по ней. Из ее палаты доносился крик Димы «Мама, пожалуйста, не надо, мама…». Этот крик иногда прерывался рыданиями. А еще кашлем. Моя мама оставила меня в каталке в коридоре и побежала в палату к Димке. Я слышала, как она успокаивала его, а он продолжал кричать «Что с мамой?». Еще несколько мамочек в отделении подбежали к тете Свете, стараясь оторвать ее от стены. Но она вырывалась и снова кидалась туда. Снова и снова она цеплялась ногтями за краску и кричала «Не могу, я больше не могу!!!». Я услышала, как в ординаторской вызывают реанимацию. А медперсонала в отделении как будто и не было… одна медсестра бегала вокруг тети Светы пытаясь всучить ей стакан с валерьянкой.

Моя мама выскочила из Диминой палаты… ее руки были в крови. «Света, где лекарства?» — она теребила тетю Свету в надежде узнать у нее, где лежат спасительные для Димки лекарства. Но в тот момент это было бессмысленно. Тетя Света билась в истерике от того, что у ее сына снова носовое кровотечение, а тромбоцитов то всего 4. Это значит, что унять это кровотечение не смогут несколько дней, это значит, что снова надо где-то искать доноров. А где их возьмешь, когда переливание нужно чуть ли не каждую неделю в огромных объемах. Носовое кровотечение — это снова тампонада носа под общим наркозом, после которого ее Дима будет отходить долго и мучительно. А еще он будет переставать дышать… У нее не осталось моральных сил снова проходить через это. Это было свыше ее сил!!!

Хлопнула дверь лифта, и в отделение забежали врачи реанимации. Им на встречу вышла заведующая отделением, что-то шепнула на ухо и опять ушла в ординаторскую. Врачи реанимации, несмотря на сопротивления тети Светы, сделали ей какой-то укол. И через пол часа она начала утихать. Засыпающую тетю Свету увели в мою палату. Ее положили и кто-то из мам остался присматривать за ней, чтобы, проснувшись, она не наделала глупостей. Все же остальные кинулись на помощь Диме. Моя мама пробежала мимо меня в палату и вернулась назад с кошельком. Димке нужны были лекарства, а где тетя Света положила кошелек, не знал никто. И мама ни на мгновение не задумываясь достала свои деньги… я увидела что еще кто-то вынес кошелек. Кто-то из мам, накинув первую попавшуюся куртку, схватил деньги и побежал в аптеку. Моя мама уговаривала Диму успокоится, она же той ночью сидела возле него, когда он бредил после наркоза. Тете Свете снова и снова кололи снотворное, не давая ей проснутся. Тетя Надя сидела возле нее, не выключая свет. А еще она ухаживала за собственным больным сыном и за мной. Она поворачивала меня, поила, кормила.

Она и моя мама не спали сутки, потом ухаживать за Димой взялась мамочка из другой палаты, тетю Свету тоже перевели под опеку кого-то другого. Ей еще 3 дня запрещали даже близко подходить к палате, где лежал ее сын. В туалет ее водили под конвоем, ни на мгновение не оставляя одну. Как-то проходя мимо стены, на которую она пыталась залезть, тетя Света покосилась на царапины на краске и на свои обломанные до крови ногти и робко спросила: «Неужели это я…?». Когда ей, наконец, разрешили зайти в палату, Димка посмотрел на нее и очень спокойным голосом сказал: «Еще раз так сделаешь, и я выпрыгну вот в это окно!!!». И заплакал… Плакала и тетя Света. Совсем по другому, тихо и беспомощно. Она прижимала его к груди и испытывала жгучий стыд за то, что в такой нужный момент оставила своего ребенка без помощи. Его спасли другие, те, у кого своих проблем не меньше. В тот вечер она подходила к каждой мамочке, которая возилась с ней или с Димой, тихо брала их руки и прижимала к своему сердцу. А ей никто и никогда больше не напомнил о том дне, когда она лезла на стену пытаясь заглушить переполнившее ее отчаянье…

Болезнь с клешнями

Рак сравнивают с образом морского обитателя, потому что раковая опухоль часто дает выросты в окружающие ее ткани наподобие конечностей рака (метастазы). Это опухоль, которая развивается из клеток, выстилающих почти все наши органы и ткани.

Опухоль бывает и доброкачественная (когда по организму еще не пошли метастазы), и злокачественная. Но рак чаще всего отожествляют именно со злокачественными.

Учитывая постоянные стрессы и общее состояние экологии в нашей стране, можно констатировать: от рака не застрахован никто. Медики достоверно не знают, что провоцирует рак и почему он у одних людей проявляется уже в преклонном возрасте, а другие заболевают в молодости. Ученым остается только говорить о наследственной предрасположенности к раку. Обычно при этом речь идет либо о наследственном снижении способности к восстановлению ДНК, либо о снижении иммунитета. Соответственно нет и единых рецептов профилактики заболевания. Ученые считают, что провоцируют рак: физические факторы (ионизирующая радиация, ультрафиолет и др.), химические факторы (канцерогенные вещества), биологические факторы (некоторые вирусы). Все они изначально и приводят к повреждению структуры ДНК, следствием которого обычно становится активация онкогена и обретение клеткой «бессмертия». При заболевании раком нормальные эпителиальные клетки организма трансформируются в опухолевые клетки, которые начинают бесконтрольно размножаться, что и приводит к возникновению злокачественного новообразования.

По данным УНИАН, в Украине состоянием на лето 2008 было официально зарегистрировано 910 тысяч 267 человек больных раком, каждый год к ним прибавляется еще по 160 тысяч, а умирает 90 тысяч человек.

В структуре заболеваемости детского населения Украины злокачественными новообразованиями в 2001-2003 гг. первое место занимали лейкозы (33%), затем опухоли головного мозга (16%), лимфомы (14%), новообразования почки (7%), костной и хрящевой ткани (5%), мягких тканей (3%), щитовидной железы (2%) и т. д. В диагностике лейкозов более 80% — острые лимфобластные лейкозы и около 15% — острые лейкозы миелоидного происхождения.

Из воспоминаний маленькой пациентки Ирины Гавришевой:

Лысый мальчик 5 лет с лимонно желтыми кожей и белками глаз забежал в палату.

— Мама, мы сегодня будем капаться?

— Нет Антоша — потупив глаза ответила женщина.

— Ой как здорово! Значит я могу целый день гулять с ребятами?

— Да, сынок, иди играйся.

Мальчик вышел, а его мать расплакалась. У ребенка был гепатит С, занесли его уже тут, в отделении, где любая инфекция для детей смертельно опасна. Для того, чтобы поддержать печень и вымыть из крови образовывающийся в избытке билирубин ребенку каждый день нужно было капать литр двести глюкозы. Это значит, что на каждый день нужно было купить 3 бутылки глюкозы, капельницу и 2 шприца. 3 бутылки раствора стояли на подоконнике, там же лежал один шприц…

— Где Антоха, сейчас будем капать — в палату вошла медсестра — о, а где система для капельницы?

— Люда, нету… у меня нету денег на систему… вот, смотри — женщина достала из-под подушки кошелек и открыла его. В кармашек была вложена фотография Антохи, где он загорелый и веселый катался на качелях. Фото сделано всего лишь пол года назад, буквально за месяц до того, как у Антона первый раз носом пошла кровь… В остальном кошелек был пуст. Ни единой банкноты, нету даже мелочи, всю ее Надя потратила на шприц, который сейчас лежал на подоконнике.

— Сочувствую. Ну раз нету системы, значит не капаемся — медсестра вышла.

Надя крутила пустой кошелек в руках. Антоша был ее единственным сыном, его отца Надя не видела после того, как сообщила о своей беременности. Когда пришла беда, и ребенку поставили страшный диагноз «острый лейкоз» помочь им было некому. Все накопленные деньги пошли на первый протокол химии. Еду за это время они не покупали ни разу… питались больничной кашей, на которую и смотреть то было тошно. Но приходилось выбирать: еда или лекарства. И вот настал такой день, когда и на лекарства денег уже не было… не только на лекарства, но и на системы для капельниц. Надя перевернула кошелек и из него со звоном выпала монетка. 5 копеек… Надя крутила монету в руках и почему-то подумала: «Жизнь моего сына стоит десятки тысяч гривен, а я за нее могу заплатить только 5 копеек…»

— Мама, а что это у тебя? — Антон заглядывал в приоткрытую дверь

— Деньги — с ироничной улыбкой ответила Надя. Да, разве можно было назвать эту монету деньгами?

— А отдай ее мне? — Антошка протянул руку. Когда-то у него была копилка, в которую он кидал такие вот монетки, собирая себе на ролики. Копилка первой пала жертвой его болезни, вместо роликов из нее взяли деньги на покупку шприцев для промывания «подключички» и антибиотиков.

— На, держи! — в Надином голосе было сомнение… А вдруг она найдет где-то хоть гривну и именно этих 5 копеек не хватит на покупку заветной системы для капельницы…

— Мама, а что можно купить за 5 копеек?

— Коробок спичек — ответила Надя с улыбкой. А когда Антоха выбежал из палаты добавила — чтоб поджечь это отделение и одним махом решить проблему. Что толку от этого отделения, если у меня и еще десятка матерей в кошельке валяется несчастные 5 копеек…

Спаси одного — спасешь целый мир

Конечно, проще всего сделать вид, что не заметил просящего о помощи, можно сослаться на кризис, на занятость и т.п. Только знайте, что участие каждого из нас — это лепта в пользу жизни или смерти. Здесь нельзя быть «ни при чем». Помните? — «бойтесь равнодушных: с их молчаливого согласия совершаются предательства и убийства».

Участие не может быть слишком маленьким. Ведь именно ваша гривна может стать решающей, она может стать той системой для капельницы, которая соединит ребенка с жизнью.

«Казнить нельзя помиловать» — так подписала один из смертных приговоров Екатерина ІІ. Ею не была поставлена запятая, приговор читался двояко. У «деток онкологии», время — это один из важнейших факторов. Иногда их судьба может решиться за одни сутки. От того, где мы сегодня поставим запятую, зависит, будут ли они ЖИТЬ ЗАВТРА. Те, от кого зависит судьба юных пациентов, — не теряйте время! Не теряйте деток! Побыстрее ставьте запятую…

—————

В статье Наташа выложила также истории деток своего родного города с реквизитами и телефонами родителей. Я эту информацию вырезала. Вместо неё оставляю вам ссылку на сайт «Жить завтра», где каждый из читателей сможет найти деток из своего города. Надеюсь, хоть у кого-то хватило времени и терпения, чтобы прочитать эту статью от начала и до конца. И ещё больше надеюсь, что хоть у кого-нибудь эта информация вызвала желание что-то предпринять. Спасибо за это.

  • Мне нравится!
  • 0
У статьи: 3 818 просмотров
13 комментариев
  1. […] Источник. _____________________________ Обязательно прочитайте статью о детской онкологии. […]

  2. О это ужасно !
    Наших родственников (двоюродная сестра) коснулось это несчастье :(
    К сожалению в нашей стране дела с медициной обстоят не лучшим образом и похоже, в ближайшее время ситуация не изменится :(
    В корпорации с которой я сотрудничаю уже 1,5 года существует благотворительны

  3. Да, Стас. Государству мало дела до тех, кто нуждается. Государству нужны здоровые налогоплательщики, а дети только в корыстных целях, например, когда нужно зарисоваться хорошим дяденькой в глазах избирателей.

    Стас, расскажи, что за организация, а то комментарий твой какой-то неполный получился.

  4. Мне кажется это больше вопрос политики чем этики. Ведь оборудование, и квалифицированный персонал возможен только при адекватном финансировании, а в условиях «бесплатной» медицины это малореально.

  5. Юлия комментарий оборвался случайно :roll:
    Кстати, я давно хотел написать отдельный пост про наш благотворительный фонд, теперь точно напишу следующий пост, ты меня мотивировала !
    Спасибо тебе, что поднимаешь такие вопросы, пост действительно задел за живое ! К сожалению большинство людей не считают привилегией заниматься благотворительностью, и пока их самих не коснется несчастье относятся пассивно к этой проблеме ! А ведь эти дети действительно нуждаются в помощи и помочь им могут — деньги ! В нашем VIP club Intway Харьков недавно проходила школа, на которой как раз подчеркивалась важность регулярно отчислять от своих доходов 10 % на благотворительность, это негласное правило нашей корпорации ! Жаль, что этому мало где сейчас учат !

  6. У меня недавно умерла бабушка, у нее был обширный инсульт на фоне подскочившего сахара в крови (15). Мы с мамой в полной мере ощутили все то о чем вы пишите. Бабушку положили лежала на коридоре, не было мест в палатах, мы с мамой сидели посменно. Контролировали все уколы капельницы, бабушка задыхалась…от отека.
    Картина которую я увидела и услышала в больнице, не могу забыть!!! Недалеко от нас, лежала бабушка,к которой редко приходили родные, она сильно хрипела. Это сейчас я понимаю, что это была агония!
    Тогда я думала, что это у когото-то в коридоре работает бронхоотсос (который так нужен был мой бабушке) а на самом деле бабушка просто умерала и никто из медсестер не подошел, только через полдня ее накрыли и увезли!
    Мне было жутко больно, когда бабушка умерла. Я смирилась и мне стало спокойней от той мысли, что она прожила долгую жизнь- 78 лет, ее любили, не обижали. Она навсегда в душе останется для меня живой!!
    Самое страшное когда родители хоронят своих детей, которые не успели пожить из-за таких недугов как рак! Жутко становится от безразличия мед.персонала, власти…, которые не хотят обращать внимание на эту проблему общества, горе родителей!!!!

  7. Наших знакомых тоже постигло это несчастье :( Мало того, что первый их ребенок умер при родах, прожив только 1 день.. они родили спустя некоторое время второго, вскоре выяснилось, что у малыша онкология… его лечили самыми современными средствами, но ничего не спасло… :( у родителей были деньги, они предприниматели, но деньги не помогли в их горе… :( Ребенок прожил только чуть больше 1 года жизни…… :((

  8. Много у кого в арсенале имеются похожие печальные истории. Рак раку рознь, так же, как и организмы детей — кто-то сильнее, кто-то слабее. Но в большинстве случаев детки умирают от отсутствия лечения, а точнее средств для него.

  9. …у меня одна мысль…откуда эти болезни, кто их вообще выдумал и почему так много людей страдает? Детишки, такие беззащитные…ужас…

  10. afyt:

    Блин бывает так стыдно за страну в которой живешь…

  11. Умница. :neutral:

  12. […] Страшнее всего то, что рак не различает возраста и детская онкология наряду со взрослой несет горе в семьи самых […]

  13. тата:

    да в больницы , не только онкологические, заходить вообще страшно, сидят бездари и взяточники, а уж как научились отгавкиваться, чисто юристы какие-нибудь

Оставить коммент